Самодержавие

Земский собор 1613 г. и его государственное значение в деле общенациональной консолидации и преодоления смуты

24 марта 2013 г.
Доклад на первых Царских чтениях «Самодержавной России»

Земский собор 1613 г. был собран по решению главы созданного в Москве после изгнания поляков князем Дмитрием Михайловичем Пожарским совместно с князем Дмитрием Тимофеевичам Трубецким административного управления Московского государства. Грамота от 15 ноября 1612г., подписанная Пожарским, призывала все города Московского государства избрать по десять человек выборных от каждого города для избрания Царя. По косвенным данным на Земском Соборе присутствовали представители 50 городов, освобожденных от польской оккупации и воровских шаек атамана Заруцкого, ярого сторонника возведения на Московский Царский престол сына Марины Мнишек и Лжедимитрия II.

Таким образом, на Земском соборе должны были присутствовать, при соблюдения нормы представительства, определенного главой Московского правительства, по десять человек от одного города. Если исходить из этой нормы, то в Земском Соборе должны были участвовать пятьсот выборных членов только от городов, не считая членов Земского Собора по должности (Боярской думы в полном составе, придворных чинов и высшего духовенства). По подсчетам виднейшего специалиста по истории смутного времени академика Сергея Федоровича Платонова в Земском Соборе 1613 г. должно было участвовать более семисот человек, что и составляло пятьсот выборных и около двухсот придворных, боярских чинов и церковных иерархов. Многолюдство и представительность Земского Собора 1613 г. подтверждаются свидетельствами различных независимых друг от друга летописных источников, таких как Новый летописец, Повесть о Земском Соборе, Псковский летописец и некоторыми другими. Однако с представительством боярской думы и придворных чинов все было далеко не так просто как с рядовыми выборными членами Земского Собора 1613 г. Существуют прямые свидетельства как русских летописцев, так и иностранных наблюдателей о том, что значительная часть боярской аристократии, составлявшей абсолютное большинство членов Боярской думы и придворных чинов, являвшаяся сторонниками приглашения на Московский престол польского королевича Владислава и запятнавшая себя тесным сотрудничеством с польскими оккупантами, как в Москве, так и в других городах и областях Московского государства, была к январю 1613 г. — времени начала Земского Собора, — выслана из Москвы в свои поместья.

Таким образом, традиционно присутствовавшая и обычно активно влиявшая на решения Земских Соборов боярская аристократия была резко ослаблена на Земском Соборе 1613 г. Можно сказать, что эти решения князей Дмитрия Михайловича Пожарского и Дмитрия Тимофеевича Трубецкого стали последним ударом в окончательном разгроме некогда влиятельной среди Московской боярской аристократии «польской партии» (сторонников королевича Владислава). Не случайно первым же постановлением Земского Собора 1613 года стал отказ от рассмотрения, каких бы то ни было иностранных кандидатур на московский престол и не признание прав на него воренка (сына Лжедимитрия II и Марины Мнишек). Большинство участников Земского Собора 1613 г. было настроено на скорейшее избрание Царя из природного русского боярского рода. Однако боярских родов, не запятнавших себя в смуту, или запятнанных сравнительно меньше других, было совсем не много.

Помимо кандидатуры самого князя Пожарского, которого, как вероятного кандидата на престол, из-за его недостаточной знатности, всерьез не воспринимала даже патриотическая часть Московской аристократии (несмотря на то, что князь Дмитрий Михайлович Пожарский был потомственным природным Рюриковичем, ни он, ни его отец и дед не были не только Московскими боярами, но даже окольничими). На момент свержения последнего относительно законного царя Василия Шуйского князь Пожарский носил скромное звание стольника. Другой влиятельный руководитель патриотического движение князь Дмитрий Тимофеевич Трубецкой, несмотря на несомненную знатность (он был потомком династии Гедиминовичей Великого княжества Литовского), был сильно дискредитирован своим сотрудничеством с бывшими сторонниками так называемого Тушинского вора, Лжедимитрия II-го, возглавлявшимися атаманом Заруцким. Это прошлое князя Дмитрия Тимофеевича Трубецкого отталкивало от него не только боярскую аристократию, но и широкие круги потомственного служилого дворянства. Потомственный дворянин князь Дмитрий Трубецкой не воспринимался московской аристократией и многими дворянами как свой. Они видели в нем ненадежного авантюриста, готового на любые действия, любое заискивание с чернью, лишь бы добиться всей полноты власти в Московском государстве и захватить царский престол. Что же касается социальных низов и, в частности, казачества, перед которым князь Дмитрий Тимофеевич Трубецкой постоянно заискивал, надеясь с их помощью занять царский престол, то казачество быстро разочаровалось в его кандидатуре, так как увидело, что он не имеет поддержки в широких кругах других сословий. Это вызвало на Земском Соборе в 1613 года интенсивный поиск других кандидатов, среди которых наибольший вес начала приобретать фигура Михаила Федоровича Романова. Михаил Фёдорович, шестнадцатилетний юноша, незапятнанный в делах смуты, был сыном находившегося в Польском плену главы знатного боярского семейства Романовых, в миру Федора, а в иночестве Филарета, который стал митрополитом в Тушинском лагере, но занял последовательно патриотическую позицию в посольстве 1610 года, тонко и мудро вел с польским королем Сигизмундом, под осажденным поляками Смоленском, переговоры о призвании королевича Владислава на Московский престол, но так, что это призвание не состоялось. Фактически митрополит Филарет обставил это призвание такими религиозными и политическими условиями, которые делали избрание практически невозможным, как для Сигизмунда, так и для Королевича Владислава.

Эта антипольская, антивладиславовская и антисигизмундовская позиция митрополита Филарета была широко известна, высоко оценена в широких кругах различных сословий Московского государства. Но в силу того, что митрополит Филарет был духовным лицом, и, к тому же, находился в Польском плену, то есть был фактически оторван от политической жизни Московской Руси, реальным кандидатом на Московский престол стал его шестнадцатилетний сын Михаил Федорович Романов.

Наиболее активным сторонником кандидатуры Михаила Федоровича на Московский царский престол был дальний родственник семьи Захарииных-Романовых Федор Иванович Шереметьев. Именно с его помощью и поддержкой идея избрания Михаила Федоровича Романова на престол Московского царства овладела как членами Земского собора 1613 года, так и широкими кругами представителей самых разных сословий Московского государства.

Однако наибольшей удачей миссии Шереметьева, в его борьбе за избрание Михаила Федоровича на царский престол, стала поддержка его кандидатуры наместником Троице-Сергиевой Лавры архимандритом Дионисием .

Эта авторитетная поддержка сильно укрепила позиции Михаила Федоровича в общественном мнении представителей различных сословий Московского государства и, прежде всего, двух из них, в наибольшей степени противостоявших друг другу: служилого дворянства и казачества.

Именно казаки под влиянием Троице-Сергиевой Лавры первыми активно выступили в поддержку кандидатуры Михаила на царский престол. Влияние Троице-Сергиевой Лавры также способствовало тому, что большая часть служивого дворянства, долгое время сильно колебавшегося в своих симпатиях к возможным претендентам, выступила, в конечном счете, на стороне Михаила Федоровича.

Что же касается посадских людей — городских ремесленников и торговцев, то этот весьма влиятельный в освободительном движении 1612-1613 гг. слой городского населения, чьи представители активно поддерживали перед созывом Земского собора кандидатуру князя Дмитрия Михайловича Пожарского, после снятия им своей кандидатуры и при активной поддержке Православной Церковью Михаила Романова, также стали склоняться к его поддержке. Таким образом, избрание Михаила Федоровича Романова, и, в его лице, новой царской династии Романовых, стало результатом согласия всех основных сословий московского государства, участвовавших в освободительном движении 1612 года и представленных на Земском Соборе 1613 года.

Несомненно избранию на московский царский престол династия Романовых в лице Михаила Федоровича способствовало родство семьи Захарииных-Романовых с последними представителями угасшей династии московских Рюриковичей, потомков основателя московского княжества Святого Благоверного князя Даниила и его сына Ивана Калиты, Данииловичей-Калитичей, занимавших московский великокняжеский, а, позднее, царский престол на протяжении почти 300 лет.

Однако история Смутного времени показывает нам, что сама по себе знатность без общественной поддержки и реального авторитета той или иной боярской фамилии в церковных кругах представителей различных светских сословий не могла способствовать их победе в происходившей в то время борьбе за престол.

Печальная судьба царя Василия Шуйского и всей семьи Шуйских показала это со всей наглядностью.

Именно поддержка Церкви и земских сил из различных сословий Московской Руси способствовала победе Михаила Федоровича ,занявшего царский престол московского государства.

Как свидетельствует крупнейший специалист по истории Смутного времени, выдающийся русский историк, профессор Сергей Федорович Платонов, после того как представителей основных участвовавших в Земском Соборе сословий 7 февраля 1613 года пришли к согласию о кандидатуре Михаила Федоровича Романова на царский престол, часть депутатов, — членов Собора была отправлена в различные города московского государства, с целью узнать мнении об этом решении.

Отправленные с ямской почтой ускоренным путем депутаты за две недели достигли южно-русских городов, а также Нижнего Новгорода, Ярославля и других городов. Города единодушно высказались за избрание Михаила Федоровича.

После этого и было проведено решающее голосование 21 февраля 1613 года, ставшее историческим, в котором, кроме вернувшихся из областных земель и городов депутатов, впервые с начала работы Земского Собора приняли участие отстраненные князем Дмитрием Пожарским от его работы на первом этапе бояре — прежние сторонники Владислава и сотрудничества с Польшей во главе с бывшим главой пропольского правительства эпохи польской оккупации — Семибоярщины — боярином Федором Мстиславским.

Это было сделано с целью продемонстрировать единство московского государства и всех его общественных сил в поддержке нового Царя перед лицом сохранявшейся мощной Польской угрозы.

Таким образом, решение об избрании Царем Московского государства Михаила Федоровича Романова совершившиеся 21 февраля 1613 года стало фактической, декларацией независимости Московской Руси от чужеземных интриг и тех зарубежных центров (Папский Ватикан, Габсбургская Вена, Сигизмундовский Краков), где эти интриги зрели и вынашивались.

Но самым важным результат работы Земского Собора 1613 года стало то, что это решение приняла не аристократия в узком боярском кругу, а широкие слои разных сословий русского общества в условиях гласного обсуждения на Земском Соборе.

Л.Н.Афонский

Член Президиума ЦС «Самодержавной России»




Авторское право © 2013 - г.г. samoros.org. Все права защищены.

Копирование материалов разрешено только со ссылкой на samoros.org