Самодержавие

САМОДЕРЖАВИЕ И СОБОРНОСТЬ

Дмитрий НиколаевичМеркулов, Председатель Монархической партии «Самодержавная Россия»
02 марта 2020 г.
Призвание Михаила Федоровича Романова на царство 14 марта 1613 года. (фрагмент)
Автор: Угрюмов Г.И. (1799–1800)

Сегодня, когда наше общество взбудоражено предстоящим «всенародным голосованием» по поправкам в конституцию, полагаем, уместно напомнить, что до 1917 Россия обходилась без конституции, как сегодня обходятся без таковой Великобритания, Израиль и многие другие страны. На её месте были cвод Основных Законов Российской Империи, Царские Указы, Уложения, Судебники и иные известные исторические формы законодательства. И их было вполне достаточно, чтобы государство благополучно управлялось и возрастало в могуществе в течение многих веков, прежде чем после катастрофы 1917 года в подражание Западу обзавелось конституцией.

Поэтому, поддерживая стремление президента В.В.Путина заменить одиозные пункты конституции 1993 года на такие, которые бы отвечали политическому курсу на суверенитет, а также дополнить пунктами, необходимыми для «национализации» власти, мы воспринимаем нынешнюю конституционную реформу как важный промежуточный шаг на пути избавления от морока глобализма и к возвращению страны к своему традиционному историческому виду правления — Самодержавной монархии, которая как встарь будет опираться на Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа, а не на временный и безбожный «общественный договор».

Надеемся, что обращение к опыту исторической России в области государственного и общественного строительства поможет освежить представление о правильном и Богоугодном образе правления и высшем предназначении человека, народа и государства.

Промыслив всемирное распространение христианства, Господь Иисус Христос сказал своим ученикам и апостолам: «Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора, и тех надлежит Мне привести: и они услышат голос Мой, и будет одно стадо и один Пастырь» (Евангелие от Иоанна,10:16).

Это евангельское обетование прямо относится к православной России, избравшей свыше тысячи лет назад, благодаря Крещению Руси Святым Равноапостольным Великим Князем Владимиром, свой собственный исторический путь, путь обретения единой православной веры, единой государственности, мировоззрения, уклада жизни, письменности и культуры. Многие столетия Господь испытывал русский народ, его веру, терпение и мужество, верность Богу и Православной Церкви, посылая различные испытания и готовя его к будущему служению, выковывая из русских людей стойких воинов Христовых, которые понесут в последнюю, апокалипсическую эпоху крест служения Третьего Рима (Удерживающего), противостоящего мировым силам зла.

И Русь-Россия прошла все испытания с честью, став Святой Русью и самой большой православной Державой, (что без благодати Божией было бы невозможно). Но Господу было кому помогать, ибо благодать крещения глубоко проникла в русскую душу, и в нашем народе всегда хватало людей , стремящихся идти путём Христовым, верующих во Святую Троицу, подвизающихся всею жизнью своей служить Божьей Правде. Главной пословицей русского народа стала: «Без Бога не до порога». Каждое свое дело русский человек начинал с молитвы, сверял с Евангелием Христовым, осенял себя крестным знамением, и, приходя на новую землю, прежде всего, определял, где будет стоять Церковь. Практически не было села на Руси без церкви или часовни, и не было дома без красного угла с иконами. Такова была крепкая православная вера наших предков.

Господь вознаградил труды и подвиги русского народа и его Государей многими благими дарами: миром душевным, радостью великих церковных праздников, умножением населения, чудесными победами над врагами, присоединением земель, расширением границ, щедрыми дарами природы, богатыми урожаями и уловами, дивными плодами христианской культуры, художественными шедеврами и великими открытиями и изобретениями… Из года в год на протяжении столетий, преодолевая искушения и вражеские нашествия, возрастала и расцветала во всей своей красе и силе Православная Русская Цивилизация…

Однако рай на земле Господь не обещал никому. И Церковь воинствует против грехов человеческих, которые случаются по причине нашей падшей природы и действия лукавого. Копились грехи и в русском народе, и более всего в высших сословиях. Помимо грехов бытовых, от которых освобождается человек церковной исповедью, у русской элиты стали копиться и грехи мировоззренческие, и особо опасные: духовные, которые носители их часто не понимали и не исповедовали.

Происходило это, в том числе, под влиянием иностранным и иноверным. Сначала в Новгороде появилась ересь «жидовствующих», от которой несмотря на непримиримую борьбу и карательные меры царей, так и не удалось избавиться до Иоанна Грозного, потом греческие обновленцы спровоцировали церковный раскол при Алексее Михайловиче, затем, явно и грубо, внедрялся протестантизм при Петре I-м, прорубившем «окно в Европу», принизившем православную Церковь ради мирских целей. И в это «окно», наряду с техническими заимствованиями, потоком хлынули грехи чрезмерного увлечения мирскими успехами, философией «прогресса», гордыней материального могущества, «гуманизмом», соблазнами безбожной «свободы» и следующего за ними отступления от Божиих заповедей веры и любви.

В постпетровский период новая элита, вобравшая новые кадры и протестантский дух Европы, в большинстве отвернулась от Православия и перестала понимать Царя как священное лицо, увлеклась идеями «просвещения», парламентаризмом и социализмом, а позже и служением мамоне, забыв о родных корнях, о русском народе, о духовном призвании России , вообразив, что власть даётся для «гражданского процветания», а не для служения, а потому должна принадлежать образованным сословиям, интеллигенции и «малому народу», а не Царю. Не все, но слишком многие, как безумцы, устремили свои взгляды на «передовые» западные демократии, где тайные замыслы богоборцев уже осуществились.

Так и докатились до измены 1917 года. Свершилось, по пророчеству поэта М.Лермонтова: «Наступит год, России черный год, когда Царей корона упадёт…».

Страшный урок истории испытали на себе все увлеченные химерой свободы «мечтатели-революционеры», провалившись в революционную бездну. Многие потом протрезвели и хотели вернуться назад, в прошлое, чтобы ни за что не повторить роковых ошибок, да было поздно. Пришлось платить кровью и муками, имуществом и положением, унижением и потерей родных и близких, разорением Отечества и новым жестоким игом.

И всё же, по милости Божией, немалая часть русского народа сохранила себя и свою миссию народа-Богоносца, утратив за грехи (по пророчествам святых: временно , до покаяния) свою православную государственность, и пережив чудовищный геноцид.

Ныне Русская Православная Церковь возрождается, несмотря на все современные бесовские искушения. А, значит, возрождается и православный Русский народ, «малое стадо», которому предстоит наследовать Царство Небесное. Но для защиты Церкви от антихристианского Запада и для Всемирной проповеди Евангелия, России необходим Царь-Помазанник Божий. И это сегодня понимает всё больше и больше людей.

Говоря о становлении Русской Цивилизации, общественных, церковных и государственных форм и отношений, нельзя не выделить особый период её развития, один из самых значительных во всей истории Руси-России, когда главный принцип её исторического бытия, единство народа в Боге, сознательно и настойчиво воплощался в жизнь её державными правителями — Царями: 150-летнюю эпоху Земских Соборов.

ЗЕМСКИЙ СОБОР КАК ПУТЬ ПРИМИРЕНИЯ И ЕДИНЕНИЯ В БОГЕ

Первый Земский Собор был собран именно в связи с задачей, как сегодня сказали бы, национального примирения, возникшей перед молодым Царём Иоанном IV Васильевичем (Грозным) после спровоцированного боярской фрондой московского бунта с поджогами и пожарами, в ходе которого Царь, по собственному чувству, чересчур жестоко расправился с исполнителями- бунтовщиками. И хотя действовал он по своему Царскому праву, но, видимо, на сердце у него было неспокойно. Ибо претит русскому православному духу жизнь во вражде и хранение взаимных обид (жизнь не по Христовым заповедям). И молодому Царю пришла в голову счастливая мысль собрать избранных людей всех сословий, от бояр до черного люда, от городов и весей, с участием духовенства и митрополита Московского Макария на Красной площади (по образу Церковного Собора), и предложить покаяться перед Богом и друг перед другом за все содеянные неправды . То есть, как в Прощеное воскресенье, признать свою вину и испросить у Бога и друг у друга прощения, обещая впредь не хранить взаимные обиды, не строить друг другу козни, не замышлять и не совершать далее недобрых дел. (На что Господь всегда откликается миром и любовью). Или, как пишет приснопамятный митрополит Иоанн (Снычев): « смирить всех в любовь ».

Так первый русский Царь Иоанн IV (Грозный) и поступил в 1550 году, собрав Первый (Примирительный) Земский Собор («Совет всея земли») на Красной площади Кремля, где со специально для этого построенного возвышения — Лобного места — сам Царь обратился к соборянам с покаянным словом и призвал других к покаянию. Конечно, покаялись все. Конечно, при этом были вознесены соборные молитвы ко Господу Богу о прощении народа и ниспослании мира. И надолго на Руси воцарился мир.

Чем нам дорого это важнейшее историческое событие?

Во-первых, тем, что малая смута, случившаяся в Москве, была прекращена не одним только насилием, то есть торжеством власти над беззакониками, а существенным духовным актом — покаянием.

Во-вторых, по воле Царя, и без того одержавшего победу, для покаяния и примирения был впервые собран новый, до того не существовавший орган — Земский Собор , воплощающий собой образ БОЖЬЕГО народа, то есть всех сословий и всех земель Отечества, от высших до низших.

В третьих, предстоял этот Собор перед Богом, исповедуя свою православную веру, каясь перед Богом. Нигде в мире никогда ничего подобного не происходило. А у нас в России покаянные Земские Соборы потом происходили неоднократно. И именно с ними связано чувство единения в Боге и последующие сходящие свыше благодатные дары мира и справедливости.

Этот великий исторический пример правильного христианского национального примирения и сегодня показывает нам путь обретения гражданского мира, который невозможно заменить никакими «общественными договорами» и декларациями, как живой источник воды не заменить его фотографией, если действительно мучает жажда.

Так было положено начало эпохе Земских Соборов, ставших на сто пятьдесят лет главными вехами устроения народной жизни и надежной опорой самодержавной государственности. Вплоть до Царя Петра I-го, который эту благотворную историческую традицию сломал, а заодно запретил созывать Церковные Поместные Соборы и лишил Церковь Патриаршества, сделав ошибочный, по сути, самоубийственный для монархии шаг к западному протестантскому абсолютизму.

История Земских Соборов (название такое появилось позже, уже в XIX веке, у славянофилов), или, как их называли, «Советов всея Руси», богата как по их количеству, так и по содержанию. Не связанные какими-либо формальными регламентами Государи Иоанн IV Васильевич, Федор Иоаннович, Борис Годунов и Василий Шуйский, Михаил Романов, Алексей Михайлович — собирали Земские Соборы по мере надобности для обсуждения важных государственных дел, считая необходимым советоваться с народом. (Всего было собрано около 60 Земских Соборов. Соборы назначались Царями не регулярно, но всё же довольно часто, порой ежегодно).

Так, например, при Царе Иоанне IV Грозном соборно обсуждался вопрос о подготовке нового Судебника, о преобразовании местного суда и местного управления, о продолжении войны с Литвой, или о принятии условий мира. (Собор рекомендовал Царю отвергнуть условия мира, предложенные литовской стороной, и продолжить войну). Был Собор об отмене опричнины. О местничестве и обеспечении похода на Казань и многом другом по всему широкому кругу наиболее важных тем того времени.

Земские Соборы, объединив в себе две древних традиции: народную русскую общинность и христианскую идею соборности, то есть идею церковной полноты и легитимности, с самого начала обрели у народа непреложный авторитет, так, что утвердились во мнении народном как помощь сакральной (Богоустановленной) Царской власти и как необходимый орган для обсуждения главных вопросов общественного бытия.

То есть только Земскому Собору, в случае внезапной смерти Царя и отсутствия законного наследника, по убеждению русского народа, принадлежало теперь право решить вопрос о Верховной власти. И без согласия Земского Собора никто не мог бы стать Царём на Руси, поскольку такая попытка расценивалась нашими предками как нелегитимная, обращавшая любого претендента в вора (узурпатора) и самозванца.

Поэтому после пресечения династии Рюриковичей ни у кого и не было сомнений, что только Земский Собор правомочен определить нового Государя. И именно так, на Земских Соборах, избирались на Царство и Борис Годунов, и уже в условиях начавшейся смуты, Василий Шуйский (в легитимность избрания которого народ не поверил, в том числе, потому, что Собор был собран торопливо, «не по правилам», «одной Москвой»).

А Земский Собор 1611 года, собранный I-м ополчением для освобождения Москвы, взял на себя временную функцию верховной власти, назначив управительную власть в лице сформированного Земским Собором Земского правительства (до изгнания поляков и созыва следующего Земского Собора). Земский Собор II-го ополчения, собравшийся после смерти П.Ляпунова весной 1612 года в Ярославле, назначил новое Земское правительство из выборных представителей городов, которое, в свою очередь, назначило руководителями 2-го ополчения князя Д.М.Пожарского и нижегородского купца К. Минина. И это является, конечно, ярким примером народной самоорганизации и самоуправления. Однако стать постоянным органом народоправства Земский Собор не желал. Даже предложений таких не было. Соборяне видели свою миссию в том, чтобы изгнать из Москвы иноземцев и предателей и обрести Богом данного Царя, что, в конце концов, и произошло.

Сначала изгнание из Москвы поляков и правивших с ними бояр в ноябре 1612 года.

А затем, собранный в феврале 1613 года Всероссийский Земский Собор, принеся покаяние за весь народ, согрешивший грехами Смутного времени, избрал (или «обрал», как точно пишет русский историк Л.Е.Болотин) Царя из рода Романовых Михаила Фёдоровича, тем самым, наконец, прекратив разрушавшую страну смуту.

Важным содержанием деятельности Земских Соборов было поддержание личной (душевной и духовной) органичной связи Царя с народом.

Народ есть единый соборный организм, и если он не подвергся искусственному расчленению (как в революцию 1917 года) и не порывал свою связь с Богом, все его части (слои), имея духовное окормление Церкви, находятся в органичном взаимодействии, обладая взаимным притяжением, все полезны и необходимы друг другу, что обеспечивает жизнеспособность организма (народа) в целом и каждой из них в отдельности. Такое представление о народе соответствует церковному представлению о Церкви как о Теле Христовом, выраженном в Послании святого Апостола Павла (К Римлянам.12:4-8).

В феврале 1917 года наш народ лишился своей традиционной органичной формы власти — Самодержавной монархии. Масоны, свергнув Царя, «отсекли голову» народу. А затем уже большевики принялись кромсать и тело, и душу, уничтожать Церковь, убивать русских людей, ликвидировать русскую культуру, то есть проводить политику геноцида. Это была реализация продуманного плана уничтожения русской Державы, русской Церкви и русского народа и вооруженного захвата территории России. Как сказано Господом: «Никто, войдя в дом сильного, не может расхитить вещей его, если прежде не свяжет сильного, и тогда расхитит дом его» (Мк.3:27). Под «сильным» в нашем случае следует понимать, конечно, Помазанника Божьего , имевшего над собой дух Божий и особое покровительство Божие и любовь народа, а также особую силу молитвы, способную обращать врагов государства вспять.

Трагедия крушения Царства была попущена свыше. Царство земное и благодать его были отняты у нас попущением Божиим. Ибо Господь видел греховные мысли и дела тех, кто уже не ценил великий дар Божий: веру в Бога и в церковное таинство Помазания на Царство, не ценил труды и любовь благочестивого святого Государя Николая II-го. Обществу без веры дар Божий уже претил.

Фактически, мы лишились своей исторической государственности, как одной из форм теократии, как водительства Божьего через Царя, и так же как Адам и Ева лишились Эдема. Вопрос в одном, — навсегда ли?

Нет, слава Богу, — до нашего соборного покаяния. Свержение Царя не могло произойти двумя столетиями раньше, пока собирались Земские Соборы. Царя хранила традиция, Православная вера народа и Священное Писание: «Не прикасайтесь к помазанным моим и в пророках моих не лукавнуйте!» (Пс.104: 15).

Был и ещё важный сдерживающий фактор: Земский Собор. Начиная с первого венчанного на Царство Государя Иоанна IV Васильевича (Грозного) Земский Собор стал фактором стабильности русского государства, или, говоря образно «якорем государственного корабля» при Царском управлении. В Земском Соборе заключалась дополнительная опора государственности , а в отсутствие Царя, как в ХVII веке, эта опора вместе с Православием становится главной.

В Земском Соборе соединяются три составных части нашей традиционной идеологии: «ПРАВОСЛАВИЕ-САМОДЕРЖАВИЕ-НАРОДНОСТЬ».

Православие одухотворяет и освящает Земский СОБОР.

Самодержавие возглавляет его.

Народность даёт материальную силу соборному волеизъявлению и исполнению соборных решений.

Земский Собор не был органом народовластия, как некоторые трактуют его в наше «демократическое» время. Самодержавная Монархия, в отличие от демократии, имеет источником Самого Господа Бога, а не народную волю или волю элиты (аристократии). Поэтому и выбор Царя на Земском Соборе не был похож на демократические выборы, как бы кто и что ни говорил. — Люди шли на Собор, чтобы искать и исполнить волю Божию.

Ещё раз повторим: в отсутствие Царя (как это было в Смутное время) Собор принимал решения вместо Царя. И направлены они были на то, чтобы обрести Царя. Но никогда Земский Собор не претендовал на то, чтобы окончательно заменить собой Царя. Напротив, это был изначально и исключительно советный орган при Государе, предназначенный для укрепления или воссоздания Царской власти: «Совет всея земли». В Земском Соборе на деле воплощался принцип, отмеченный в XIX веке славянофилами: «Силу власти — Царю, силу мнения — народу». (К.С.Аксаков, 1817-1860).

В этом проявлялась и народная мудрость: «Без Царя земля — вдова», ибо каждый с пеленок знал, что Царями становятся по Божьему произволению, а не по человеческому хотению, и что власть Царя связана с тайной, и это тяжкий крест служения Богу и Отечеству. (Никого ещё не обманывали лукавой идейкой, что «каждая кухарка может управлять государством»). Если же по наущению лукавого или по злой корысти иные неуравновешенные личности объявляли себя царями, то только подделываясь под царей подлинных, как правило, умерших, но, якобы, спасшихся в тех или иных обстоятельствах. Потому что объявить себя Царём без должных оснований, значило стать самозванцем, что было равносильно моральному самоубийству, да и физическому тоже (с самозванцами не церемонились).

Таинственная духовная и отеческая природа Царской власти была так же понятна подданным, как и власть отца в семье, поскольку была освящена двумя факторами: традицией народа и Святой Православной Церковью в таинстве Помазания на Царство. Поэтому Царя и звали русские люди душевно-ласково: Царь-батюшка, Отец родной.

Разумеется, для восприятия безбожных рационалистов звучит это странно. Но для менталитета и душевного строя русского верующего человека, — естественно. Это сокращает до предела дистанцию между людьми, как при христосовании в Пасху. Так целовался Царь со своими подданными, говоря: «Христос Воскресе! — и слыша в ответ — Воистину Воскресе!», причащаясь с солдатами из одной чаши и чувствуя своё единение в Святорусском Отечестве! Где под Отцом, прежде всего, подразумевался Отец Небесный и святые отцы (Отечество Небесное), а также Собор живущих ныне и всех живших ранее на земле предков наших (Отечество земное), с которыми человек чувствует «самую кровную, самую жгучую связь». В этом сила любви к Отечеству, к Родине.

Участие в Земских Соборах не было оплачиваемой профессией, а представляло собой одновременно общественный долг и потребность русских людей, желавших попасть на Собор, испытать особое чувство причастности к государеву делу, услышать самого Государя и Церковных владык, бояр и духовенство, служилых людей и купцов, казаков и всех честных людей, радетелей Отечества, и ощутить в своём сердце весь отраженный в Земском Соборе мiр. Такое, наверное, запоминалось на всю жизнь. И, конечно, донести до самого Государя волнующие сословие и землю вопросы.

Перед Земским Собором люди обычно исповедовались и причащались святых Христовых Тайн, а перед Покаянным Земским Собором объявлялся пост, в продолжение которого люди не ели скоромное, или даже строгий пост, когда ничего не ели. Такие приготовления души означали особую важность предстоящего события, ибо встреча эта происходила перед лицом Божиим, постановления выносились Собором, а решения принимались Царём с участием Духа Святого, и потому надо было очистить своё сердце от суеты и приготовить свой дух для таинства покаяния и для смиренного приятия Истины.

Всякое дело у православных принято начинать с благодарности Богу и прошения о благословении начинаемого дела. Так с обязательной соборной молитвы о благословении Божием и начиналось каждое Соборное заседание. Продолжаться они могли несколько дней. И все соборяне в это время были гостями Государя, получали всё необходимое для жизни: питание и кров, и деньги из государственной казны.

Обретение Государя на Земском Соборе происходило в атмосфере особой ревности. Это были не «демократические выборы», когда каждая группа (партия) старается протолкнуть во что бы то ни стало своего кандидата, убеждая и нередко обманывая других. Разные кандидаты, конечно, были, и они выкрикивались разным лицами. Но в рассмотрении того или иного лица речь шла не столько о достоинствах кандидата и его делах, сколько о выборе на Трон Российский того, кто точно подходит Божиему избранию. Поэтому были и споры, но не принято было «искать своего», а уличённые в этом пристыженно смолкали. И когда страсти утихали во имя Господа Иисуса Христа, то находилось верное решение по наитию Святого Духа, решение, объединявшее всех согласных и ещё недавно не согласных, ибо оно ощутимо одобрялось Духом. И все это чувствовали и понимали. И это была благодать Божия и радость великая! Вот в чём суть соборного единодушия. Именно так обрели Государя Михаила Романова на Соборе 1613 года.

А после обретения Государя все соборяне, а за ними и весь народ приносили ему клятву (присягу) верности с целованием Креста и Евангелия. То был не светский ритуал, как у демократов «клятва на конституции», а духовное, религиозное дело, ибо нарушивший такую клятву 10 лет не имел право на Причастие и 4 года должен был оплакивать свой грех (64-е правило Василия Великого).

Однако не каждый избирательный Земский Собор приводил к Богоугодному решению. Неудачное (торопливое) избрание Василия Шуйского в 1606 году «одной Москвой», не признанное народом, — тому подтверждение. Смута после его избрания не прекратилась. (Хотя в его царствование состоялся покаянный Собор 1607 года. Сам Патриарх Иов разорвал грамоту с перечнем грехов народа, в которых каялись соборяне). Шуйский же продержался на троне только четыре года. И, в результате боярского заговора, был в 1610 году свергнут с Престола, пострижен в монахи, и закончил жизнь в плену у поляков. Опасное это дело — стать Царём, да ещё в смутное время!

«Дух дышит, где хочет» (Иоанн, 3:8). Поэтому не всякое собрание сословий и земель является Собором, а могут быть и лже-соборы. Земский Собор, как и Церковный, лишь тогда истинный, если Святой Дух освящает его. По опыту наших предков, для успеха Соборного дела надо было соблюсти все правила, перечисленные выше, и приступать к соборному деланию как к духовному, то есть через покаяние и смирение перед волей Божией, а не заискивать перед волей народа или «сильных мира сего» (правящей элиты).

Время смуты, как повествуют летописи, было временем тяжких грехов всех сословий. Боярские измены, грабежи, разорения церквей и монастырей, святотатство и богохульство, пролитая братская кровь и многое, что свойственно грешному человеку в мирное время, многократно усугублялось смутой и вело к разорению Святой Руси. Смута была страшна, но, в конце концов, по призыву Церкви, народ объединился и навел порядок в Русской Земле.

Замечательно то, что русские люди, несмотря на неудачу с боярином В. Шуйским, не пали духом, но вдохновлённые грамотами Священномученика Патриарха Ермогена и благословениями святого старца Иринарха Ростовского, других духовников, вновь собрали силы, чтобы начать сначала и победить. Так перед ополчениями 1611 и 1612 годов стояла одна и та же цель — изгнать польских захватчиков из Москвы, провести легитимный Земский Собор, принести Соборное покаяние и обрести Царя, прекратив, наконец, Великую смуту. Что и удалось с Божьей помощью в феврале 1613 года.

(продолжение следует)

Авторское право © 2013 - г.г. samoros.org. Все права защищены.

Копирование материалов разрешено только со ссылкой на samoros.org